Взяла вину мужа на себя и разрушила свою жизнь – помогите советом

муж и женаИзмена, предательство – страшно звучит? А помните тот фильм, где герою пришлось взять вину на себя, а жена даже в тюрьму к нему не приехала? «Вокзал для двоих» называется. Сюжет классический, причем основан на реальных событиях – посмотрите как-нибудь. Только знаете, в чем ужас? События имеют свойство повторяться. Такой же кошмар, только в миллион раз хуже, случился у меня.

Однажды ночью под Москвой

Все началось случайно, а разве бывает иначе? До сих пор не могу без боли вспоминать тот роковой день 21 ноября 2015 года. Меня даже сегодня потряхивает от этих событий. Постараюсь изложить отстраненно, будто все это не со мной. Была суббота, у моего институтского друга Юрия был день рождения. С третьего курса с ним дружим – да, такое тоже бывает.

Едем на своей машине в Химки вдвоем – я и Паша, мой муж. Сашеньку, сына, оставили у бабушки (слава Богу, как потом выяснилось!) Вечер был отличный, посидели в ресторане, я выпила совсем немного своего любимого Шаврона – французское полусладкое, была навеселе, но не более. Паша не пил – он за рулем. Юра был внимателен и радушен как всегда – светлый человек. Предложил остаться заночевать, мол, ну чего ехать в Москву, всегда успеете.

Но надо было возвращаться за сыном, да и вообще тянуло домой. Уж почему мой Ангел-Хранитель не шепнул мне ничего на ухо… Возвращаемся по моросящему ноябрьскому дождю. Весь день было пасмурно, и тут пошли небольшие осадки. Паша был поглощен дорогой, я сидела впереди, поскорей домой хотелось. Помню, говорю: прибавь скорость.

Прибавил. Фонари мелькают, щетки смахивают дождинки с окна – уже на подходе к Москве. И тут… удар! Все в одно смешалось: скрежет тормозов, стекла как будто не стало (мне так показалось). Я не помню первые мгновения – теперь понимаю, что это реакция на шок. Но что отчетливо увидела: на стекле трещина, на трещине пятно крови. И не пятно, а пятнище. Я взглядом вцепилась в него, как будто слилась воедино.

В общем, дорогу в неположенном месте перебегал какой-то парень. Паша просто не заметил на скорости 80, плюс дождь. Он сразу подбежал к нему, а я сидела как вкопанная и таращилась на это пятно с кровью. Тут опущу подробности, потому что очень много эмоций и писать буду долго. До сих пор помню каждую секунду происходящего в ту ночь.

Паша открыл дверь и рухнул в кресло. Вид у него был как у раненого волка, а взгляд опустошенный.

Это и отвлекло меня от того зловещего пятна. Помню, что муж сказал только два слова: «Я погиб». Тут делаю отступление. Он работает у меня в органах, хоть не на самой крупной должности. Да, его возможно и не посадят – дадут условно, потом простят. Но погоны снимут, с работы выкинут. Это мне объяснять было не надо. Он замолчал, погрузился в мрачные раздумья…

авто

Воцарилось гробовое молчание. Знаете, как у постели умирающего человека. Прошло, наверное, минуты три, а мне реально показалось, что время остановилось. Дальше все как в страшном сне. Рев скорой, реанимация – ничего. Приоткрыла дверь, услышала голос врача, поняла одну фразу: «не жилец»: травма головы, с жизнью не совместима. Тут опять слышу сирену – едет полиция.

Огни машины слепят, теперь все как в медленном кино. Я не помню, что произошло, такое ощущение, что ребенок тонет, тянет к тебе ручки. Без раздумья я как самка с материнским инстинктом выскакиваю из этой проклятой машины с дьявольским пятном крови, обегаю вокруг, открываю водительскую дверь и буквально выкидываю мужа. Бац – он уже вылетел на мокрый ноябрьский асфальт.

Я, не помня себя, сажусь на водительское сиденье – зачем-то еще и ремень пристегнула. Машина подъехала, полицейский подбежал, Паша поднялся с асфальта, лейтенант устроил допрос, а я сказала: за рулем была я! И тут фантазия проснулась: я вот сидела, не заметила, на телефон отвлеклась – приступ болтливости, запоздалая реакция на шок. Помню отрывочные фразы:

– Вы за рулем были?

– Я!

– А это кто?

– Муж мой (тот молчит).

– Пили?

– В смысле?

– Ну, алкогольную продукцию потребляли?

– Выпила 2 бокала вина.

– Пройдемте.

– Давайте.

А потом началось: расспросы, допросы и каша в голове.

Суд идет, срок течет

Дальше суд. Вот про это я как раз могу спокойно рассказывать, потому что это не больно. Больно впереди будет. Но, правда, рассказывать нечего. Да, виновата, и еще как виновата! Никто же не знает, что я взяла вину на себя. Никто, кроме меня и мужа. Срок 3 года в колонии общего режима.

Дальше женская зона – вот тут как раз больно, это не санаторий. Тут все сделали так, чтобы вы вышли, но вышли другими людьми. И никогда не пожелали туда возвращаться. Тут у вас нет имени – только кличка, чтобы не забывали свое место. Тут вы чем привлекательнее – тем больше виноваты. Это на воле чем ты больше sexy, тем чаще тебе дверь открывают. Но на женской зоне понятия иные.

тюрьма

И не волнует тут никого, что ты взяла чужую вину, что у тебя на воле сынулька первый класс закончил без мамы. Да и вообще не сидят в тюрьме, взявшие вину на себя. Дураков, видимо, нет. Дура только я одна.

Первое свидание назначили через месяц. Хотелось ли мне увидеть мужа и сына? Сказать что хотелось – ничего не сказать. Хотите ли вы увидеть в бурном океане корабль, который идет вам навстречу?

Да, пришли мои кораблики. Сыночка любимый в костюмчике, с дневником – как будто только из школы. И Паша пришел, долго общались мы и очень тихо, пока Сашку в сон клонило. Не видела никогда мужских слез, только в кино, а тут увидела. А вы видели такое, что мужик плачет, а жена нет? Ну, вот такое тоже бывает. Сдержанная я стала, видимо.

Потом второе свидание, потом третье. Ритм наладился. Зима – лето – год. Теперь второй. Пошел третий. Крестиками зачеркиваю дни на календарике – из дома специально попросила принести. Осталось 9 месяцев сидеть, как чаду в чреве матери. И снова на волю. Только как она меня теперь встретит, и что меня там будет ждать, с таким-то жизненным опытом?

Воля встретила сюрпризами

Первый сюрприз я получила от администрации колонии. Меня готовят по УДО, поведение примерное, а у них тоже есть свои показатели, своя кухня. Не посидеть мне 3 года – освобождают в марте, по весне. Успею, думаю, к празднику 8 марта. Но не успела. Освободили 16, и это теперь мой второй день рождения.

Я на воле! С инстинктом собаки, которая за 100 километров найдет родную будку, я кинулась домой. Вышла за ворота. Никто не встречает. Звоню на телефон – трубку берет другой человек, номер мужа сменился что ли? Звоню Сашке – там вообще выключено. Стою в степи глухой и ничего не понимаю, волком выть хочется.

Дверь открывается – правда раскрывается

Дома мне открывает чужая тетка – она снимает теперь мою квартиру. Я к брату Паши ринулась. Да, Павел сдал квартиру. Где Сашка, сыночка мой? Он давно уже с ним в другом районе Москвы живет, а где – мне не скажут. Отвечает холодно, ничего не узнать. А вот денег мне радушно оставили – вот тебе полный кошелек, иди, куда глаза глядят.

грусть

Я быстро сняла квартиру неподалеку от бывшего семейного гнезда и навела справки. У Павла давно уже другая, нет, не девушка, а семья! Пока неофициально, но живут вместе – с моим сыном! Молодуха лучше, чем баба с зоны. Вскоре состоялся у нас с благоверным разговор, долгий был, такой же откровенный, как тогда, на первом свидании. Только на этот раз плакала я, а не он.

Он просто все сказал как есть. Да, у него другая жизнь – счастливая и светлая. А с сыном он мне общаться не даст, зачем ему мама зэчка, в школе позорить? Честно сказать – убить хотелось этого человека. Хладнокровно так, как львица на буйвола нападает и висит, сжав челюсти на горле. Но Бог миловал – сдержанная я стала.

Дальше – хуже

И снова суд. Только теперь по другому поводу. Общаться с сыном органы опеки мне разрешили: вот вам расписание, вот вам акт обследования жилищных условий. Муж возражал, бился, подавал апелляцию, но этот суд, в отличие от того, 3 года назад, я выиграла. И развелись попутно – тут долгие шли разбирательства и дележка. Но мне нужен сын, а не банковские счета!

Сашка подрос за это время, прямо на глазах. Почти на глазах, ведь кое-кто отсутствовал, потому что взял вину на себя и отсидел за кого-то другого. Взял за родного человека, который потом стал чужим. Который просто забыл, что это он виновен в смерти молодого парня. Которому я спасла карьеру и будущее в целом. Знаете, как это больно? И лучше не знать!

Дальше – хуже. С сыном, смотрю, не ладится. Чужой какой-то стал. Видимо, тетя Оля лучше – жена моего мужа бывшего мужа. Чувствую, настраивают ребенка против меня. Как рыбки в аквариуме предчувствуют землетрясение. Рыбкам просто деваться некуда. И мне тоже. Я взяла вину на себя, а он женился на другой.

Но это не самое страшное, а вот когда у тебя отбирают твоего ребенка… просто без ножа режут! Это все мое, это моя жизнь! Опять инстинкт самки, хочется броситься ребенка спасать, забрать его из чужого гнезда. Временами мне кажется, что я могу сорваться и просто уничтожить этого так называемого человека, женой которого я имела несчастье быть.

Но я решила сражаться за своего ребенка законными средствами. Устроилась на работу, пока посудомойкой. Сняла комнату в квартире с одинокой женщиной. А вот что дальше делать – не знаю. Моей зарплаты явно не хватит, чтобы содержать ребенка и обеспечивать ему достойные условия проживания. А больше меня никуда не берут с моим послужным списком. И я в тупике.

Девочки, подскажите, что делать? Как быть? Мне сейчас нужен любой совет, нервы просто на пределе возможностей! Буду благодарна за любые слова поддержки!

С уважением, Светлана К.

Оцените автора - (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

 

Комментарии

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *